Рассказ «Ванечка» (С.Н. Коновалова)

Posted on

Ванечка! Ну, отойди. Лучше ешь скорее. Ну, тише, тише, а то увидят! — шептала женщина, торопливо накладывая в пластмассовую одноразовую чашку овсяную кашу с селедкой.
Рыжий пушистый котишка терся о ее ноги то так, то эдак, радуясь ей. Она же торопливо погладила его и шепнула на прощание:
— Ешь и сиди тихо, будто тебя нет. Понял, Ванечка? Ну, не смотри так, не могу я взять тебя к себе, понимаешь, там шесть кошек и двое детей. Никак не могу. Не обижайся! — просила она его в ответ на потирания и мурлыкания.
Ванечка глянул на нее весело и быстренько прыгнул к чашке с кашей, где уже вовсю ели еще семь кошек и котов. Все они жили в этом подвале и ждали ее.
Она приходила вечером и кормила их.
Еще она кормила кошек в подвалах других домов. Вот так прибежит, скорее кашу накладывает и каждый раз оправдывается перед кошками:
— Миленькие, простите, такая жизнь сейчас, не только вас выкинули. Дети по подвалам ходят, стариков выбрасывают. Терпите. Я вас никогда не брошу!
И все кошки ждали ее по целому дню, как дети ждут мать. И слушали, слушали, когда же ее-то шаги будут…

От подвала они не отходили, разве что у окошка когда посидят, это где решетка стоит из толстого железа, как в тюрьме. Поглядят, поглядят на небо, на траву издали и – скорее назад.
Но Ванечка ходил по всему двору.
Он выследил, где живет она, в каком подъезде, на каком этаже, знал ее дверь. Он определил ее окно и наблюдал, как оно светится вечерами.
Когда она шла к дому с работы, он встречал ее и бежал следом, как собака. У подъезда она торопливо и украдкой, оглядываясь на него и стараясь быть строгой, шептала:
— Ванечка, иди, иди к себе. Не могу я тебя взять. Ну никак не могу, понимаешь!
Он смотрел на нее радостными глазами и норовил скорее потереться о ее ноги. Она тихонько отталкивала его и убегала.
Когда у нее бывало немного больше времени, она накладывала им кашу неторопливо и даже присаживалась на корточки рядом с ними. И Ванечка доставал головой до ее щеки. А она говорила ему печально:
— Ванечка, все очень сложно, я одна, у меня двое маленьких детей и шесть кошек, ну, сам знаешь, несчастных, которых на улице подобрала… Мне тяжело. В мужиках наших никакого благородства, одни маты слышишь, обзовут всяко и спасибо, если не изобьют — это и есть наша «семейная радость». Я, Ванечка, от этой радости отказалась и осталась одна. Такова жизнь. Я просто не знала, а то бы и не рождалась, но меня не спросили и родили. А теперь надо жить, поскольку себе мы здесь совсем не принадлежим.
Она вздыхала, вставала на ноги, оглядывалась, не видит ли кто, и шептала им:
Спокойной ночи.
А Ванечке особо:
Держись сынок как-нибудь!
В ответ рыжий котище прижимался к ее ноге и не хотел отрываться, так и стоял, изогнувшись дугой. Она освобождалась от него, стараясь не обидеть, и уходила.
Днем Ванечка устраивался под какой-нибудь лавочкой во дворе многоэтажного дома и смотрел, что делается вокруг. В определенные послеобеденные часы на соседней лавочке собирались местные старухи — пенсионерки и вели всякие разговоры, обсуждали последние дворовые и домовые события. Такая у них была жизнь. Ванечка слушал старух, сидя в позе сфинкса, и иногда поглядывал на них равнодушными глазами, мол, вы себе, а я себе.
С двух торцов дома были коммерческие продуктовые магазины, а напротив дома находился детский садик. Так что двор этот был нескучным. К магазинам Ванечка не бегал. Он ждал еду, которую приносила она, еще ночью проверял мусорные контейнеры, и ему хватало.
Ванечка был упитанным красивым котом. За это не раз слышал упрек от старух:
— Ишь, мышей ловить не хочет! Хлеб, поди, жрать не будет, мяса ему давай. А ну иди, иди, лодырь, отсюда!

И гнали они его тоже напрасно.
Ванечка и не собирался подходить к ним, в этом они глубоко ошибались, как и во многом еще: рыжий кот садился под другую лавочку, отворачивался от старух, но искоса за ними наблюдал. И выражение его мордочки менялось с тоскливого на сверхсерьезное в зависимости от того, о чем говорили старухи. Но никогда он не смотрел на них с радостью, как на нее.
Раньше Ванечка был домашним котом. Выбросили его из дома потому, что он заболел чесоткой. Она подобрала его, совсем плохого, отнесла в подвал и лечила каждый день. Он поправился и стал жить в подвале.
Однажды Ванечка совершил совершенно чудесный поступок. В тот день, а дело было зимой, во дворе появились новые кошки, целая семья. Кот, кошка и двое маленьких котяток. Их выбросили на ходу из машины.
Кошки были напуганы до последней степени. Ванечка сидел под своей скамейкой и наблюдал за несчастными. Их выбросили еще утром, а сейчас приближался вечер. Вначале кошки, а следом за ними котята куда-то бежали, чего-то искали. В одном месте на них кышкнут — они в противоположное бегут. Наконец измученные котята прижались друг к другу, кошка села около них, а кот в стороне беспомощно мяукал, озирая двор круглыми от страха глазами. Они сидели в снегу, в газоне, прижимаясь к пучку старой травы и не двигаясь с места.
Бабушки уже собрались на своей лавочке подышать воздухом и вовсю шло у них горячее обсуждение события с вновь прибывшими во двор кошками.
Ванечка смотрел на кошек и слушал старух.
— Ты гляди, чо делается-то! Совсем с ума сошли, кошек нам во двор накидали, гады, здесь чо, свалка, что ли!
— говорила одна.
Вторая ей поддакивала:
— Ты подумай! Эти кошки уже за день сегодня надоели всем. В один магазин приперлись — прогнали их, они в другой прутся, да орут, жрать просят, кто-то им наготовил!
Представьте себе! В детский садик направились, орали, орали там… Ну, зачем сюда-то бросать, чо, мест мало?..
— Позвольте! — оборвала их самая рассудительная старуха. — Позвольте! Что значит «мест мало!» В тех местах что, не люди живут? Лучше всего усыпить, чтоб не мучились. А то с глаз — долой и ладно!
Старухи смотрели на кошек и обсуждали это событие долго, так и не придя ни к какому выводу.
А перепуганные, голодные, замерзшие кошки, уже понявшие, что они нигде не нужны, боялись двинуться с места и, видно, решили ждать своего конца. Куда идти-то!
И вот тут, больше не обращая внимания на пенсионерок, Ванечка вышел из-под лавки и направился к кошкам. Они встретили его безумными от страха глазами, а у кота шерсть поднялась на загривке.
Но Ванечка им в ответ мурлыкнул спокойно и нежно. Он подошел к каждому отдельно и дотронулся носом до каждого носика. Так они познакомились со взрослыми кошками.
Потом Ванечка понюхал котят и лизнул их, обернулся к матери, мявкнул ей ободряюще. Потом он снова что-то сказал им всем, приглашая за собой. Мать поняла и взяла одного котенка в зубы, другого взял отец, глядя на нее. Они все четверо были одного цвета — дымчатые.
Так и пошли. Впереди — рыжий Ванечка, а за ним мать и отец с котятами в зубах.
Впервые в жизни Ванечка смело шел в ее подъезд. Она должна была скоро прийти, потому что вечерело. Уже много людей шло в подъезды.
И так, рядом с шумными людьми, они поднимались по лестницам подъезда. Вот и ее этаж. Ванечка остановился и кошки-дымки остановились, прижались с котятами к нему.
Мимо шли люди. Ванечка сидел в уверенной позе и смотрел на них мирно.
В подъезде было тепло, и кошки дрожали, отогреваясь. Наконец послышался стук ее каблучков и шаги торопливые. Ванечка пошел навстречу. Она остановилась и только смогла сказать:
— Ванечка, зачем? — Кошки смотрели на нее круглыми глазами, а рядом шевелились два малюсеньких котенка.
Ванечка мурлыкнул ей издали, не смея прижаться к ноге.

Она сказала:
— Господи! — и открыла дверь. — Скорее, скорее, заходите!
Кошки опять схватили в зубы своих котят и робко-робко ступили в прихожую.
Ванечка увидел половичок, обувь, вроде зеркало мелькнуло. Она снова вышла и прикрыла дверь, глядя на него:
— Ванечка, прости, но я не могу тебя взять, ты крепкий, не пропадешь!
Он взглянул на нее с той знакомой веселой радостью и, распушив хвост, скачками побежал к лестнице.
Он был счастлив. Ванечка шел и оглядывался со ступенек на нее. А она стояла и смотрела ему вслед.
На следующий день старухи на лавке обсуждали это событие.
Подумать только! Рыжий кот отвел этих бедолаг к Галине Ивановне и она их приняла, -сказала самая говорливая бабка.
Странно, насобирала кошек, так ведь соседям не понравится! — рассудила другая старуха.
А самая молчаливая вдруг задумчиво сказала:
Позвольте! Людям пора вспомнить о благородстве… и о праве на жизнь тех, кто рядом.
Нет, я одного не пойму, почему он их в подвал-то не повел? — подивилась первая старуха.
А около нее в это время маленькая внучка вертелась, она уже из садика пришла.
— Баба, ну, как ты не понимаешь, у них же котятки маленькие, им внимание надо!
И все старухи молча посмотрели на ребенка. А Ванечка сидел под лавочкой, слушал с очень серьезной мордой и только от слов девочки глаза его стали веселее.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s